ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ


 

Зачатие и смерть - это два образа богоприсутствия, встречи с Богом, дарующий жизнь земную и открывающий ее для вечности. Любой человек, верующий или ярый атеист, не может избежать этих встреч, поскольку невозможно отклонить дар жизни и избежать отчета о духовном развитии души. Зачатие и смерть это две границы человеческой жизни, это две тайны - творения и Креста, а пространство между этими двумя тайнами принадлежит человеку, его свободе, его разуму, его своеволию, его земной жизни. Эта свобода не нарушается даже Богом, но за пределами этих границ начинается уже свобода Божья, и человек призван уважать ее.

 

Жизнь дана человеку, чтобы он выполнил на земле какую-то добрую миссию, но страх смерти заставляет его беречь свою жизнь. Эта добрая миссия, какой бы она не была загадочна для человека, но ее основная цель заключена именно в совершенствовании своей души. Если же эта миссия недостижима, по причине волевых недобрых устремлений и может принести в дальнейшем много зла, то такие люди часто погибают еще в детстве, некоторые могут погибнуть позже,  чтобы их души оказались хотя бы на некой доброй высоте своего развития. Люди, прожившие свой срок в трудах и с пользой для других, часто чувствуют, что они выполнили свое дело на земле, и, когда приходит их время ухода из этой жизни, страха смерти у них нет. Тем не менее, смерть - это трагедия для нас, потому что мы не видим, не имеем зрения, не имеем чувства вечности, поскольку вечность вне нашего опыта жизни.

 

Смерть может быть понята лишь как состояние жизни, а смертность жизни есть только ее болезнь, неустранимая, но не непобедимая. Человек должен был духовно -творческим подвигом утвердить в себе эту возможность, но он мог ее и упразднить, что и произошло в первородном грехе. Это упразднение и было запечатлено Божьим приговором, засвидетельствовавшим происшедшее изменение: "возвратишься в землю, из которой взят, ибо ты земля и в землю отойдешь" (Быт.3:19). "И возвратится прах в землю, чем он был,а дух возвратится к Богу, Который дал его" (Еккл.12:7). Телесная смерть заключается в отделении человеческого духа от тела, одушевленного душой. Человеческий дух, в духовности своей, имеет потенцию бессмертия и сообщает эту способность всему своему сложному естеству.

 

Душевная смерть есть отлучение души от божественной благодати и сочетании ее с грехом. Телесная смерть появилась именно в результате падения, как возмездие за грех из-за нарушений взаимоотношений с Богом, удалением от Бога. Смерть останавливает в человеке действие зла, иначе он мог бы бесконечно деятельно совершенствоваться во зле и уподобиться демонам,  смерть же пресекает цепочку порочных деяний человека, удаляя его от демонических сил. 

 

Таким образом, до падения человека смерти вообще не было, не будет смерти и после Второго прихода Христа, так как изначально человек не был создан для смерти, в него была вложена возможность бессмертия. В плане Божьего творения нет смерти, она вошла в мир завистью диавола, ибо "Бог создал человека для нетления и соделал его образом вечного бытия Своего" (Прем.Сол.2:23,24).

 

 

Смерть глубоко противоестественна и противна божественному замыслу, тем не менее, она есть дар Божий. Смерть есть разлука, которая не разлучает и не является заключительным событием нашего земного существования, а непрерывно продолжающийся процесс в нас и вокруг нас. Было бы ужасно и невыносимо жить без конца в этом падшем мире, навсегда связанном порочным кругом суеты и греха, поэтому Бог дал нам выход. Он разделяет союз души и тела, чтобы затем воссоздать его заново, воссоединить в воскресении в последний день и таким образом, привести к полноте жизни. Смерть сама по себе не есть зло, поскольку зло есть то, что является причиной смерти – грех. Смерть же есть скорее благо, которое полагает предел злу – греху и это благо не дает ему умножаться до бесконечности. Смерть дарована Господом по человеколюбию, как средство против зла, против развития и укрепления зла.

 

Если созерцание Бога является конечной целью, пределом человека, то предел всему - там, где полное удовлетворение и полный покой. В этом мире человек всегда беспокоен и томится различными страстями и неудобствами, поэтому не в этой жизни предел человека. Аристотель весьма томился, ища ответа на этот вопрос, потому что он не понимал: в этой ли жизни, или же только в потусторонней жизни достигается созерцание Бога, как предел и конечная цель человека.

 

Каждая человеческая душа имеет свое начало жизни, но конца нет, так как ее жизнь вечна по благодати, а возврата в небытие не существует, но смерть есть нечто иное - это переход в иной мир с целью продолжения бытия в новом качестве,  подобно действию закона сохранения энергии. Возвращение в небытие нет даже в мертвой, неорганической природе, тем более не может быть этого в высших, разумных и одухотворенных формах Божьего творения, поэтому всевозможные ложные перевоплощения – это полнейший абсурд.