Медитация и Мантры

 


Медитацияmeditation and mantra - это активное самовнушение, для которого, как при гипнозе, необходимо еще и пассивное состояние нашего сознания. Медитация как бы вводит инородное вещество в духовную природу человека. При активном самовнушении, то есть медитации, ложь переходит из сферы ощущений в область представлений, расшатывая структуру сознания. Суть медитации состоит в отделении нашей телесной природы со всеми ее функциями и рефлексами жизнеобеспечения от души с ее проблемами и страстями.

 

Если медитация это измененное состояние сознания, точнее затемненное и рассеянное, то христианская аскеза это состояние самого ясного и чистого сознания.

 

 

Медитация концентрирует внимание на предметах или органах и человек приходит в рассеянное состояние, то есть теряет контроль над душой и становится легко доступным для темных сил. Вообще любая медитация приводит к ложному воображению, а не истинному, по причине того, что сердце медитирующего не чисто. Именно поэтому святые отцы запрещают любой метод воображения, ведь даже многие высокодуховные и опытные старцы спотыкались, а иногда и гибли на этом пути.

  

 

Одно из самых тяжелых искушений, преследующих человека, занимающегося оккультизмом, это превращение молитвы в медитацию. Здесь диалог души с Божеством заменяется монологом, где Божество только моделируется, а субъектом и объектом молитвы остается сам человек. Молитва в данном случае рассматривается как некая самостоятельная и автономная сила, направленная на осуществление цели, сформулированной в прошениях молитвы. Действующим и совершающим фактором в медитации представляется не благодать Божья, как дар божественной любви, а энергия самого человеческого духа, воплощенная в словах молитвы с искажениями, внушенными человеку отверженными духами.

 

 

В молитве предметом совершенствования является ум, а в медитации - тело, поэтому медитация и молитва совершенно чужды друг другу по своей духовной природе.

 

 

Понятие религии у некоторых людей, находящихся под влиянием восточных мистических и оккультных систем, сведено к понятию медитации, то есть размышлению и самовнушению или обращению человека к самому себе. Эти системы ошибочно рассматривают молитву как определенное самовнушение. Получается, что субъектом и объектом молитвы является сам человеческий дух, что молитва - это как бы определенная идея или определенное суждение, которые человек должен усвоить. Медитация в какой-то степени подобна аутогенной тренировке, которая также имеет восточные корни и разработана на основе йоги. Аутогенная тренировка так «красиво» обставлена, что человеку очень трудно поверить, что она может привести к демоническим силам.

  

 

Медитация совершенно не заботится об истине и имеет целью успокоение либо фантазирование, в то время как православная молитва, в основе своей, стремится только к истине и потому непроверенных идей в себя не включает.

  

Существует очень важное правило в молитве: никогда не произносить слов молитвы, смысл которой непонятен.

  

Медитация - это процедура оперирования  вниманием, в ходе которой человек либо отвлекает его от всякого содержания сознания, с целью обрести «чистое сознание», либо удерживает внимание неподвижно на каком-либо объекте. Это удерживание усиливается эмоциональным чувством благоговения и блаженства, рожденными мантрой, как в кришнаизме, но никакая медитация не содержит сокрушения сердца, являющегося основой православной молитвы. В этом существенное отличие последней от всякой медитации. Без сокрушенного сердца и Иисусова молитва, превращаясь лишь в медитацию, может быть гибельна для христианина, о чем весьма часто повествуют святые отцы Церкви.

  

 

И внимание, и благоговение могут присутствовать как в православной молитве, так и в медитации, но сокрушенного сердца нельзя найти ни в одном восточном учении. Это связано с тем, что никакое учение, кроме христианского, не признает покаяния так, как оно понимается в последнем. Поэтому все восточные и оккультные пути ведут в пропасть лжи и заблуждений, в которой можно погибнуть навсегда. Целью медитации является успокоение, отрешенность - развитие самодостаточности. Молитва же это разговор с Живым Богом. Не мы себя совершенствуем - нас исцеляет или совершенствует Сам Бог.

  

 

Медитация и созерцание это очень близкие, по своему существу, процессы. Однако медитация это не духовное видение, в котором исчезает слепота духа; это практика ложных образов - и ощущений, которой еще более этот дух ослепляется, ибо попадает в ловушку необычайных и затягивающих переживаний, откуда он и сам уже не хочет выйти. В медитации нет прикосновения Святого Духа, как нет и покаяния - этого необходимого условия духовного видения. Без покаяния нет очищения от греха, а в неочищенную душу не войдет Дух Святой.

 

 

Для медитации главное удержание внимания; для молитвы оно тоже необходимо, но совершенно недостаточно. Кроме внимания, в молитве требуется еще благоговение и сокрушенное сердце, то есть покаянное состояние.