ИКОНЫ, ФРЕСКИ, КАРТИНЫ И СТАТУИ


ikonyОбразность и символика это потребность человеческой природы в настоящем духовно-чувственном нашем состоянии. Она наглядно объясняет весьма многое из духовного мира, чего без образов и символов мы не могли бы знать. Если бы не нужен был видимый образ невидимого Бога, то Он, разумеется, и не явился бы видимым образом, не явился бы на земле в плоти человеческой. Другое дело, почему все так таинственно и редко стало Божье проявление в дальнейшем, видимо мы так далеко отдалились от Бога, что большинство проявлений Божьих мы просто не замечаем и стали все приписывать природе, результатам использования современных технологий.

 

Следует заметить, что когда символ перестает быть нужным, он устраняется при его осуществлении, иначе люди начинают символ предпочитать сущности и возникает опасность мертвого обрядования и идолопоклонства.

 

На протяжении многих веков искусство рассматривалось как вид культурной деятельности, которая прививала любовь человека к прекрасному. Позднее, когда нравы весьма пошатнулись, под искусством стало подразумеваться уже любая деятельность, направленная на создание эстетически-выразительных форм.

 

 

Христианство подняло человеческую личность на недоступную для языческого мира высоту; оно освободило личность человека от насилия коллектива, дало ему возможность нравственной свободы и силу для осуществления этой свободы. Оно послужило критерием для переоценки прежних моральных ценностей, раскрепостило человека, положив в основе взаимоотношений между людьми не насилие, не регламент внешних мелочных предписаний, а любовь. В этом отношении христианство дало культуре новый импульс, но ни одно общество никогда не было полностью христианским, и даже лучшие его представители только шли по пути к идеалам Евангелия, стоявшим всегда впереди, перед человеком и человечеством.

 

Даже для святых спасение было даром Божьим и восполнением благодатью их человеческих немощей и несовершенств. В этой связи, культура, как синтез неоднородных и несовместимых в нравственном отношении величин, никогда не была и не может быть христианской.

    

Тем не менее, настоящее искусство способно выразить нечто такое, чего никак иначе передать нельзя, поэтому оно играет довольно весомую роль в жизни человека. Искусство это некий набор символов и их взаимодействие. Символ прозрачней и доступней слова - и вместе с тем, он способен вводить нас в сердцевину реальности.

 

В богослужении символика еще более важна, ведь если бы можно было исчерпывающе объяснить, зачем нужны ладан и свечи, символическое действие уже не понадобилось бы. Ценность богословских символов, состоит в том, что они выражают невыразимое и тем самым достигают глубинных, недосягаемых для логики измерений нашего естества.

 

Обычная живопись бессильна передать бытие духовного мира, отразить его реальность, - кроме идиомы, которая названа православной иконописью; в ней картина превращается в образ - символ, лишенный чувственной ассоциативности. Картина же не может выразить духовную жизнь, а лишь иногда способна зафиксировать, запечатлеть в красках, как в теневых отражениях, уголки духовного мира на земле: монастыри, храмы, лица, озаренные радостью молитвы или печалью покаяния.

 

Икона, в отличие от картины не фиксирует конкретного события в его исторической привязанности к месту и времени, не воплощает непосредственных эмоций участников событий, а передает сущность, смысл, идею события, как бы изымая его из власти пространства и времени.

 

Икона - это форма раскрытия внутреннего духовного содержания изображаемого на ней, а картина - портретное изображение определенных материальных реалий. Картина, как и икона, часто создается на основе типовых норм, но всегда выражает чью-то психологию, настроение. Картина выражает чувственное состояние, а икона - внутреннюю реальность, внутренний мир.

 

Статуи и изваяния в искусстве истинно христианской Церкви не употребляются, поскольку в них ощущается вес и масса непреображенной материальности. Здесь невозможно избежать иллюзорной перспективы, где пространство не раскрывает, а сжимает, где невозможно отобразить взаимопересекающихся и взаимопроницающих планов, а существует, как на картине, только один материальный план. Лишь в виде исключения общество, но не Церковь, ставит статуи отдельным личностям, причисленным к лику святых, как дань памяти об их добрых делах. Такие статуи не являются церковными символами. Статуя принадлежит земле и времени; она не имеет возможности отразить в себе и явить через себя Фаворский свет. 

 

Икона пишется для выражения соотношения Бога и человека, она становится как бы залогом реальности этого соотношения, его связующим звеном. Вырвать икону из атмосферы молитвы - значит обессмыслить ее. Переместить икону из храма в музей или весь храм превратить в музей - значит нарушить ту основную цель, для которой писалась икона и строился храм. Превратить икону из средства живой связи человека с его религиозным идеалом в музейный экспонат - значит попытаться убить икону, превратить живое в мертвое. Икона, выставленная как экспонат, лишена жизни, поскольку уже не является живительным звеном в жизни человека, каким она создавалась. Икона жива только для той атмосферы, для которой она предназначена.